о журнале   публикации  книги контакты   подписка заказ!
Футбол-2017
Валерий Карпин — человек-оркестр

Юрий Голышак



Я включил телевизор — и не мог оторваться, пока не досмотрел. Фильм про Валерия Карпина — пожалуй, лучшее, что увидел за последнее время. Вот Валера идет по Сан-Себастьяну. Вот открывает дверь своего испанского имения, знакомит с дочкой. Которой удобнее говорить по-испански. Девушка смущается, голос Валерия теплеет. Вот Виго, где боготворят Карпина до сих пор. Каждый встречный обнимает нашего Валеру. Треплют за шею. Что-то шепчут на ухо.

А вот какой-то испанец вспоминает чудесную историю. Только приехавший в Испанию Карпин никак не мог забить. Матч, другой, третий.

Поехали вместе в монастырь — куда-то далеко. Тот закрыт, и Валера поставил несколько зажженных свечек прямо у стен. На следующий день отправился туда уже один: «Наверное, оставлять у стен — неправильно…»

В следующем матче Карпин забил два гола.

А следом новый рассказ — как ехал Валера подписывать контракт с «Барселоной». Не случилось. Скорее всего, «Барса» передумала. Не Карпин же.

Мог оказаться в «Барселоне» Карпин — не случилось. Мог Андрей Аршавин — та же история. Как обидно!
***



Почему-то я очень хорошо помню Карпина из начала 90-х. Будто вчера было — проносится парень по правой бровке в знаменитом матче с ЦСКА. Я так сидел, что Карпин всё время был перед глазами. Всё это смотрелось странно. Вот появился кто-то, способный бегать столько же, сколько киевский Рац. Только Рац — умница и любимец всего советского футбола, а этот блондин так разгонится, что затормозить не успевает. Не помню, были ли тогда в «Олимпийском» рекламные щиты. Если не было, значит, улетал разогнавшийся Валера в толпу фотокорреспондентов. Тормозил при помощи легенд, к тому моменту состоявшихся, — Игоря Уткина и Александра Федорова…

Но «Спартак» тот матч выиграл с таким же странным счетом, как и игра этого молодого — 5:4.

Я счастлив, что это видел не по телевизору.
***







Всё, что было с Карпиным дальше, словно разорванный лист. Вот поднимаю обрывки с пола, рассматриваю — и пытаюсь уложить один к одному.

Каждого, причастного к «Спартаку» тех лет, отчего-то расспрашиваю про Валеру. Ожидая таких же подробностей, какими осчастливил тот фильм. Что-то про свечи у монастырских стен, про отъезд в «Барселону». Который завершился на сборе вещей. Или чуть позже.

… Я приехал со «Спартаком» нынешним в Марбелью, любимый мой испанский городок. Обычный контрольный матч — против «Рубина».

Казань умудрилась отыскать пробку где-то на горных дорогах, «Спартак» перешучивался: «Что, записываем им 0:3 и разъезжаемся?» Я бродил вокруг стадиончика. В приоткрытую дверь увидел стенд с кубками. Один, другой, третий. Вот громадные, бронзовые. Думал, музей, заглянул, а оказалось, офис местного футбольного клуба. Где хозяйничают наши люди, выкупив три года назад всё это хозяйство за 1 евро. И большими тысячами долгов.

Президент познакомил с администратором: «Этого человека вы сами узнаете…» Как не узнать — Гена Перепаденко, один из умнейших спартаковцев 90-х!

На следующий день встретились снова. Сидели и разговаривали часа три обо всем на свете. Вспомнили соседей по комнате в Тарасовке. Первым был Федя Черенков, но о нем разговор отдельный

. — А следующим стал Валера Карпин. Мы трое были у Романцева чемпионами по критике — я, Карпин и Дима Попов. Как только появившиеся в «Спартаке». Валера — парень удивительный. Курил одну за одной, а бегал как лошадь. Один человек в команде мог его перебегать.

— Это кто же?

— Я! Очень любил бегать, всякий кросс был в радость. Первые сборы в Пятигорске. Сразу задание — 45 минут вокруг поля по дорожкам в приличном темпе. Поначалу все держались одной группой, потом команда отстала — впереди мы с Карпиным. В конце концов и Валеру я на круг обошел…

— Характер удивительный?

— Очень прямой. Уже с юности таким был. Вот нравится ему — значит, нравится. Если нет — мириться не станет.

Как Карпин бегал — я помню очень хорошо.

Помню, оказался на сборе «Спартака», который только-только принял молодой тренер Карпин. И бегал, и бил по воротам Валерий лучше всех. Ни один молодой рядом не стоял. Пасы лучше Валеры отдавал разве что Алекс. Я не верил глазам, лез проверять — действительно, Карпин рожден в 60-х…
***



Если Валерий на кураже — он устроит спектакль из самой скучной темы. Вот вечер, скучнейшее обсуждение судейства в матче «Зенита». Тут Валеру прорвало — бедный представитель судейского корпуса этот день запомнит надолго. Думаю, в эфир его можно больше не звать. Не придет. Вдруг снова столкнется с Карпиным?

Заодно сообщив мимоходом — дескать, встречал одного человека в футболе, не изъяснявшегося матом. Это Ренат Сабитов. А если вдруг проскакивало, тут же оглядывался и извинялся. Усмехнувшись: возможно, мол, потому и не сложилось у интеллигентного Сабитова в футболе…

Назавтра новость разлетелась по газетам: «Карпин назвал футболиста, не употреблявшего мат!» Я рассмеялся, прочитав, — Валера, уйдя из «Спартака», становится с каждым днем всё популярнее. Что бы ни сказал — всё превращается в заголовок.

А он улыбается хитровато с экрана. Кажется, вот-вот подмигнет всем нам…
***



Дмитрий Аленичев, расставшись со «Спартаком», бросил в толпу: «Я еще вернусь и сделаю эту команду чемпионом!»

Не знаю, вернется ли Аленичев. Но вот Карпин, мне казалось, вернется обязательно. Не знаю, чем занимается сейчас Аленичев. Или Старков, например. Честно говоря, и не особо интересно. А Карпин всё популярнее. Изменение прически становится сенсацией нашего футбольного мирка. Его интервью хочется перечитывать заново, выискивая между строк новости.

Валерий рассказывает мне, как проспал целый день, а я не могу поверить. Может, потому и выглядит мальчишкой на фоне тех людей, с кем выходил на поле когда-то. Вся жизнь — импровизация!
***



Валера любит себя — и правильно делает. Он научился жить вкусно и красиво. На Валеру приятно смотреть.

Он искренне считал себя лучшим тренером страны, если даже и не говорил об этом. Впрочем, кто-то поддел после ухода из «Спартака»:

— Вы готовы тренировать «Манчестер Юнайтед»?

Пауза была недолгой.

— Я — готов.

Это «я» было подчеркнуто. Дело за «Манчестером», пусть размышляют.

Кто-то, прочитав, хохотнул. Но Карпин говорил искренне — и не думая эпатировать.

Вот потому и не воспринял в «Спартаке» Эмери. Вместо помощи тот оказался наедине с собой в Тарасовке. Словно Михал Сергеич в Форосе. Футболисты такое отношение чувствуют — и высказываются так, как высказался Дзюба…

Хотя Валера-то этому испанцу цену знал. Это не Лаудруп, мало интересовавшийся «Спартаком» и его местом в таблице.

Карпину хотелось тренировать самому — поэтому всё было сделано, чтобы Лаудруп с Эмери поскорее воссоединилась с родней. Вскоре Эмери все накопившиеся обиды вывалит в интервью, но в Москве прочтут всё это с равнодушием. Москва снова верила в Валеру.

Ловлю себя на странных мыслях — зная всё это, продолжаю считать Валеру отличным парнем. Искренним. Вот как это объяснить?

Не знаю.
***



Он принял армавирское «Торпедо» — и я отправился в Новогорск смотреть на тренировку нового его клуба. Думал, Карпин будет мрачен. Раздражен отсутствием мастерства своих футболистов.
Валера был улыбчив как никогда. Кажется, даже подмигнул, увидев корреспондентов на бровке. Время спустя самые проницательные издания выяснят размер зарплаты Карпина. «О-о-о», — протянул я про себя уважительно. Но едва ли те цифры много значили для Карпина.

Грустны в тот день были все. Быть может, от темпа, который задал новый тренер. Хмурым выглядел даже Ника Пилиев, некогда известный футболист. Игравший за ЦСКА против «Манчестера» в Лиге чемпионов. Когда-то его и Александра Кокорина увели из школы «Локомотива», и это считалось супероперацией агентов. Пилиев оказался в ЦСКА, Кокорин — в «Динамо». Считался Ника в этой паре талантливее.

Те футбольные глаза были печальны, а вот Карпин — весел! Добравшись до большого футбольного дела после творческой паузы.

Он еще не знал, чем всё закончится. С чем столкнется. Впрочем, даже если бы знал, это мало что изменило бы. Карпин всё делает с удовольствием. Что приходит, что расстается.

Я смотрел на его тренировку — и ловил кайф. Настолько весело, настолько интересно он работал. Выдумывая каждую минуту что-то новое.
***



Валера противоречив настолько, что остается загадкой для самого себя, должно быть.

Карпин легко расстается с людьми — скольких он уволил из «Спартака»! Легенды об этом ходят. А сколько в Армавире? Что-то подсказывает — вычистил весь клубный офис.

Карпин мог изгнать из команды своего любимца Ваню Саенко и уважаемого защитника Мартина Йиранека. Нарушили режим? Нарушили. На выход. Ваня чертыхался через газеты: «Я Карпину руки не подам…»

Я передал Валерию те слова — он усмехнулся:

— Это кто кому еще не подаст.

Я напомнил, как внезапно обрушился на него через газеты юный талант Денис Давыдов. Карпин рассмеялся:

— Давыдов — кто это? Когда я работал в «Спартаке» — не было никакого Давыдова. Один раз привлекли на сборы. Пусть книжки читает, интеллектуально развивается. Если такое говорит, видимо, с интеллектом проблемы…

Но тот же Карпин без лишних слов оплачивает операцию на глазах спартаковской поварихе, долго-долго отработавшей на базе в Тарасовке. Кто из знакомых просил у Карпина в долг, не дадут соврать — тут же доставал кошелек. Не переспрашивая, зачем столько и когда отдаст.

Валера запросто мог кинуться с кулаками на кого угодно, не думая о том, что счастливую внешность стоило бы поберечь. Защитники сборной Франции 90-х, здоровенные негры, соврать не дадут.

Вот история, которую рассказал Александр Полинский, в последние годы командующий всеми спортивными и зрелищными мероприятиями Москвы. В эпоху Романцева Полинский был генеральным менеджером футбольной сборной. Карпина запомнил очень хорошо.

— Играем товарищеский матч на «Стад де Франс», Карпин с Лизаразю сцепились еще на поле. Побуцкались немножко — и разошлись. Но было продолжение. После которого я не переношу Зидана, просто не воспринимаю.

Игра заканчивается, мы с администратором Сашей Хаджи первыми ушли со скамейки. На «Стад де Франс» — коридор, направо — хозяйская раздевалка, налево — наша. Команды идут следом. Внезапно слышим — крики какие-то, шум, гам.

— Что было?

— Выбегаю в коридор, а там французский администратор держит Карпина за руки и футболку. Тот вырывается. Виейра тянется, пытается Карпина ударить. А между ними — Тюрам.

— Вот картина так картина.

— Они здоровые, черные. Тюрам еще что-то орет надсадно по-французски. Бас у него могучий. И до меня доходит — если что, Карп даже не отмахнется. И я принимаюсь всеми русскими словами, которые знаю, крыть Тюрама. Потом Мос

товой сказал: «Григорьич, Тюрам-то разнимал!» А мне откуда знать, разнимал он, не разнимал… Администратор Карпина держит цепко, Виейра вот-вот дотянется. И я администратору жахнул по руке. Он маленький, но злобный. Смотрит на меня, глаза бешеные. Точно сейчас в драку кинется. А меня во дворе учили — чувствуешь, что будут бить? Врежь первым! И я ему в челюсть, с левой!

— Результативно?

— Отпрянул. Притих. Заодно потрясенный Виейра угомонился. Краем глаза вижу — приближается сотрудник безопасности. Думаю: «Дурак ты, Полинский! Теперь повяжут, заберут». Мы с Карпиным и Мостовым быстренько в раздевалку нырнули. Карп качает головой: «Ну, Григорьич, вы даете…»

Я Карпину обо всем этом напомнил — тот не обрадовался и не огорчился.

— Ну, было. И что? Тем же вечером пошли, пива попили все вместе. Даже не вспоминали обо всем этом.
***

К чему бы Карпин ни прикасался —– получается задорно. С душой. Тина Канделаки рассказала мне, как Валерий готовится к эфирам.

Я рад, что у него так сложилось на телевидении. Как-то сидели в Волгограде с Леонидом Слуцким, только-только расставшимся с ЦСКА и сборной.

Я спрашивал, кого считает лучшим журналистом? Тот рассказывать не стал:

— Я же со многими дружу. Зачем обижать? Просто для себя определил круг, с которым общаюсь. Остальные мне не слишком интересны. Если б вы меня спросили, например, про экспертов — я бы ответил.

— Если можно.

— Валерий Георгиевич Карпин — это просто космос! Коль уж мне принадлежит фраза, то я могу ее использовать. На фоне тех экспертов и людей из мира футбола, которые пришли на телевидение, Валерий Георгиевич — это нереально высокий уровень. Всегда смотрю и слушаю оценки. Безумно интересно. Вот здесь могу оценить — человек, который находится на принципиально ином уровне. Остальные — плюс-минус, оценивать не желаю.

— Для меня это тоже стало большим открытием. А для вас? Или вы всегда знали, что Карпин — это космос?

— Да. Мы с ним общаемся.

Юрий ГОЛЫШАК, «СЭ» — специально для «ФиС»

 

назад

© ФиС 2009 Наш адрес: Москва, 6-й Новоподмосковный переулок, д 3, тел 786-60-62