о журнале   публикации  книги контакты   подписка заказ!
Стадион ГТО
На лыжах от рассвета до заката

Владимир Кочетков





Ульяновская область находится в лесостепной зоне, причем степь берет свое лишь на юге, север же довольно лесистый. Наш Сурский район самый северный. Из Чувашии вклинивается полоса тайги, поэтому на границе еще можно увидеть настоящие ели — косматые, со стволами, заросшими белым и зеленым мхом. Правда, почти сразу тайга теряет силу, уступая место смешанным лесам, которые в наших краях зовутся «чернолесьем», и почти полностью распаханным степям. Край красивый, когда-то довольно многолюдный.

Я бываю здесь, на севере района, довольно редко, один-два раза в год, причем чаще всего в феврале — с целью проведения традиционного для себя лыжного перехода. Раньше приезжать сюда смысла нет, поскольку физическая подготовка еще не та, а за декабрь и январь набирается лыжная форма, организм привыкает к холоду и к середине февраля уже сам просит ударной нагрузки. Кстати, для набора этой самой формы нужна всего лишь регулярность, причем одной-двух лыжных тренировок в неделю вдобавок к ходьбе и бегу, как показывает практика, для этой цели вполне достаточно.

В нынешнем году желание пройти лыжный марафон вновь привело на север района, в сельцо Кувай. От сельца до дома по прямой порядка сорока километров. Самый настоящий лыжный марафон! Нас трое: я, моя жена Галя и наш друг и неизменный спутник в лыжных походах Александр Малофеев. Раньше я не рисковал брать Галю в такие длительные лыжные переходы. Мне казалось, что женщине не очень интересно преодолевать излишнюю усталость и монотонность переходов. Но я ошибался. Да и монотонности нет никакой — по пути нужно то на горки вскарабкаться, то с них скатиться, соснами или елями успеть полюбоваться, лыжные ходы поменять.

На востоке уже светлело. Мы с Галей привыкли рано вставать. Лучшего времени для занятий не найти. Вечером дел много, да и усталость накапливается, а утром хорошо. Вставать трудно, это да. Лично мне приходится бороться с собой каждое утро. Причем если раньше верх в этой борьбе одерживала мысль о пользе занятий, то теперь побеждает тело, которое ждет легкости, обязательно появляющейся на утренних тренировках. Эта легкость сопровождает меня ровно сутки. И занятия для меня — словно чудодейственная микстура, бесплатная, но требующая физических затрат и усилий над собой.

Ну, пора в путь. Проверили и как следует укрепили на плечах рюкзаки, положили поближе карту и компас, посмотрели друг на друга и начали спускаться с обочины. Прямо от дороги через поле уходит след снегохода — плотный, покрытый нетолстой корочкой, сверкающий под лучами солнца.

След снегохода — это хорошо, это нам на руку. Вообще, снегоходы лыжников выручают, по их следу идти на лыжах — удовольствие. След тянется к самой кромке леса — уже хорошо, не нужно с первой минуты целину топтать. Мы с Сашей встаем впереди, Галя — за нами: в лесу она будет идти почти по лыжне. Вперед! Сначала передвигаемся не торопясь — нужно дать организму постепенно вработаться, как следует разогреться. Несколько толчков палками, сгибаний-разгибаний — и всё пошло! Пластик катит быстро.

Лыжи и у нас пластиковые, но самые простые, чуть посовершеннее деревянных. Такие лыжи обычно закупаются в школы для уроков физкультуры. Ботинки довольно высокие, хорошо фиксируют голеностопы, не дают снегу набиваться внутрь. Стельки пенополиуретановые, мягкие, не пропускающие влагу и холод. В рюкзаках у нас еда, термосы с чаем, запасные майки, свитера и носки. Не забыты дома и спички, так, на всякий случай.

Качу впереди, время от времени оглядываюсь назад, желая убедиться, что взятый темп так же комфортно переносится моими спутниками, как и мною. Это очень важно — уметь поддерживать такой темп, чтобы за нагрузкой не исчезало удовольствие от движения. Только такой подход способствует расширению двигательного кругозора человека...

Незаметно приблизился лес. Ельник. Густой, темный, хотя рассвет уже затронул верхушки самых высоких деревьев. Тишина! Она здесь невероятная...

След снегохода уходит куда-то в сторону. Ничего! Встаю вперед и начинаю топтать лыжню. Обхожу еловые лапы, спускаюсь в низинки, поднимаюсь на песчаные гривы, заросшие соснами. Снег хрустит под лыжами. В декабре хруста почти не бывает, в январе он стеклянный, колючий, так и жжет холодом. А вот в феврале снег другой. Холодный, но веселый, озорной.

Нам нужно спуститься в пойму реки. Это значит, что скоро начнется спуск, причем не только крутой, но и достаточно длинный и к тому же неизвестный. Посмотрим, насколько хорошо я усвоил уроки Владимира Сергеевича Преображенского, доктора ФиС.

Пока спускаться будет нетрудно — сил в запасе много. А вот на «Лыжне России» в прошлом году я едва удержался на спуске. Он был крутой, да еще с не менее крутым поворотом, только переступанием и получится его пройти. Но делать это нужно быстро. На тренировках я этот спуск преодолевал довольно легко, но на самих соревнованиях силы чуть неправильно рассчитал: к спуску подошел на приличной усталости. А лыжников здесь уже побывало много, трассу на повороте разбили, превратив в утоптанную и неровную площадку. На вершине спуска я палками оттолкнулся и сел в плотную группировку. Накатанная лыжня меня вынесла на поворот с такой скоростью, что едва успел повернуть, переступить усталыми ногами раз и другой. Да, нужно помнить, что усталость усложняет спуск с гор, поэтому внимание и бдительность терять никак нельзя. На этом участке соревновательной трассы у нас много народу попадало, кувыркался каждый второй.

Ничего, мы с Галей на сей раз специально тренировали спуски с горок на некоторых своих лыжных занятиях... И вот пошел спуск. Всё быстрее и быстрее. Обхожу молоденькие сосенки, как слаломные флажки, выскакиваю из леса и несусь дальше, к реке. Краем глаза успеваю увидеть Сашу и Галю, их улыбающиеся лица. Они в порядке, летят по моему следу. У меня самого восторг полный: когда еще вот так, на всей скорости по незнакомой трассе пролетишь!

Склон округлый, без оврагов и промоин, что нам на руку. Впереди река Барыш. Неширокая, с высокими берегами, но склон до русла не дотягивает. И точно — скорость гаснет, и мы останавливаемся метрах в тридцати от берега, что хорошо — не дай Бог попасть на лед, не проверив его прочность.

В такую погоду провалиться — несчастье. (Помню рассказ Юрия Сергеевича Преображенского, брата доктора ФиС, о том, как во время войны он, солдат, доставлял по Ладожскому озеру письма бойцам с Большой земли и провалился под лед. Еле выкарабкался из воды. Помочь было некому. Юрий не растерялся, отжал одежду, пока ее морозом не схватило, и побежал бегом в расположение части. Этот бег и спас ему жизнь. Очень скоро одежда солдата превратилась в ледяной панцирь, который погубил бы его, остановись он хоть ненадолго. Но Юрий всё рассчитал правильно. Бежал всю дорогу, и панцирь помог удержать тепло разгоряченного бегом тела.) Поэтому на лед мы выйдем, только хорошо проверив его прочность. Барыш — речка быстрая, полыньи и промоины, бывает, до самой весны сохраняются. Такую речку на повороте-излучине переходить нельзя. Только на ровном участке. Долго идем вдоль берега, пока нам не попадается хорошее для переправы место. Сбрасываем лыжи и переходим реку. Берега обрывистые, песчаные. Стараемся не задевать скользящими поверхностями лыж этот песок. Плохого не будет, скорее всего, но всё же так спокойнее.

За рекой мы с Сашей меняемся местами — теперь он будет идти впереди, тропить лыжню. Но снег здесь оказался настолько плотным, что и тропить не пришлось — покатили как по насту. Вот уж радости было!

Я всё же не очень люблю коньковый ход, предпочитаю классику. Считаю, что для оздоровительной тренировки классика полезнее, особенно для суставов ног — коленных, голеностопных и тазобедренных. Да и спина работает в более равномерном режиме, что сказывается на ее укреплении и тренировке. За зиму сколько лыжных тренировок можно собрать? Если постараться, то не меньше двадцати пяти. Хорошее начало для тех, кто решил с помощью движения подправить свое здоровье.

Снова попадаем на песчаные кручи. Они невысокие, метров по пятнадцать, на них растут сосны, а вот между кручами, в низинках, — болота. Они не топкие, сфагновые, но даже зимой они не замерзают полностью. Приходится или обходить их, или снимать лыжи и идти пешком. Некоторые болота превращаются в заросшее ольхой и тростником редколесье. Летом здесь не пройти, а зимой — ничего.

Сколько мы уже в пути? Часа четыре, пять? Надо остановиться и перекусить, а заодно надеть сухую одежду: всё же столь дальняя дистанция выжимает много пота. Спортсмены, бегущие марафонскую дистанцию, питаются прямо на ходу. Мне в юности, когда занимался легкой атлетикой и бежал «десятку», тренер давал на дистанции питание. Наш тренер, Александр Дмитриевич Назаров, очень переживал и за наши результаты, и за правильную тренировку. Беспокоился и о здоровье спортсменов, следил, чтобы их питание было более-менее правильным. К дистанциям приучал постепенно, на длинных дистанциях давал глюкозу. Уж где он ее добывал, не знаю, только на седьмом километре дистанции он меня этой глюкозой подкармливал.

Но наша тройка — не спортсмены, и дистанция у нас хоть и длинная, но не на спортивный результат, поэтому мы остановимся и немножко перекусим. Немножко, чтобы не было тяжело. Пусть глюкоза останется спортсменам на их спортивных трассах. Но горячий чай здесь, среди белого снега и зеленых сосен, это замечательно...

Мы подошли к поселку, когда солнце уходило за горизонт. Всё же много это — сорок километров на лыжах. Устали! Но усталость смешивалась с радостью от того, что нам удалось увидеть и прочувствовать целый день зимы. Мы были с ним от самого рассвета и до заката. Только наша тройка, лес и солнце, с которым мы пытались идти в ногу. Скоро весна, но этот зимний день уже никуда не денется и останется с нами навсегда.

Владимир КОЧЕТКОВ, учитель географии и физкультуры, пос. Сурское, Ульяновская область

 

назад

© ФиС 2009 Наш адрес: Москва, 6-й Новоподмосковный переулок, д 3, тел 786-60-62