о журнале   публикации  книги контакты   подписка заказ!
Стадион ГТО
Мужское дело

Владимир Кочетков



Я обещал, что в нынешнем номере мы поговорим о подготовке к службе в армии, которая в последнее время вновь приобретает популярность у молодых людей. «Без армии сейчас никуда, — пишет мне Роман М. — На хорошую работу устроиться трудно, спрашивают не только диплом, но и военный билет». Другой парень, Олег Б., делится в своем письме: «Надеюсь, что в армии сделают из меня физически и психологически крепкого человека. Только хочу предварительно подготовиться, чтобы начинать там не с нуля». Чаще всего такие письма приходят из сельской местности, из тех деревень и поселков, где нет физкультурно-оздоровительных комплексов и тренеров, а таких мест в России еще немало.

Службу в армии вспоминают многие отслужившие. Она как бы является связующей ниточкой для мужской части населения страны, она же помогает во время общения в незнакомой компании. Помню, довелось мне однажды встречать Новый год с людьми, едва знающими друг друга. Сидели мы, несколько разновозрастных мужчин, кружочком, перекидывались незначительными фразами, не в силах преодолеть скованность в общении, пока разговор не зашел о службе. Тотчас все оживились, заулыбались, начали сыпать (как в картине русского художника Василия Перова «Охотники на привале») армейскими историями, байками, небылицами. И ведь каждому было понятно, о чем речь идет, поскольку всем приходилось и на плацу потопать, и на марш-бросках потеть, и боевое оружие чистить, и приказы исполнять. Да что там у нас! Будучи за рубежом, мне не раз и не два приходилось говорить о службе в армии, причем говорить как о чем-то сугубо мужском, идущем из глубины веков...

Да, идти служить нужно подготовившись, в этом ребята, которые задают вопросы, абсолютно правы. Чтобы попроще было. Чтобы на пользу этот годок пошел. Только правильно нужно понимать это слово — «подготовка». Ведь некоторые парни, готовясь к армии, отрицают традиционные способы подготовки, считая их лишними, ненужными, а взамен сами себе придумывают такие испытания, словно в космос собираются отправиться. Во время тренировок, к примеру, маски какие-то на лицо надевают и бегают в них, резиновыми бинтами грудь перематывают, отжимаются по ходу бега или даже специально дыхание задерживают на бегу, чтобы сымитировать движение в труднопреодолимый подъем... В общем, разговор о подготовке к службе в армии очень важный.

Итак, с чего же нужно начать подготовку к службе? С чем придется столкнуться в армии в первую очередь?

Первое — это режим. В армии весь день расписан: подъем, зарядка, занятия, служба. Человеку, который никогда не соблюдал распорядок дня, бывает очень трудно привыкнуть именно к жизни «по часам». Компьютер ломает привычку чуть раньше ложиться спать и рано вставать: многие молодые люди проводят за компьютером многие часы, привыкают ложиться спать за полночь. Если предстоит служба в армии, то нужно хотя бы чуть-чуть сменить распорядок. Хотя бы попробовать вставать пораньше и совершать какой-то проход по утренним улицам.

Второе. Молодой человек сразу попадает в «неразбавленный» мужской коллектив. А в коллективе нужно уметь ладить с другими людьми. Именно не разбираться, не выяснять отношения, не ругаться, а находить способы бесконфликтного решения любых вопросов. Это трудно, тем более что и в фильмах, и в социальных сетях люди нередко общаются, говоря спортивным языком, на грани фола, а то и далеко за этой самой гранью. Этого нужно избегать. Во-первых, за каждым бойцом закреплено боевое оружие. Кто знает, что может произойти… Во-вторых, в боевой ситуации полагаться можно только на друга, на надежного товарища, так что лучше всё-таки поучиться ладить с людьми, и если уж и заполучить врага, так «на той стороне». А выработку умения ладить с людьми можно рассматривать как своеобразную тренировку. И начать ее прямо с сегодняшнего дня: не жаловаться на жизнь, на людей, на погоду, улыбаться при встрече и общении с людьми, отмечая про себя все плюсы и минусы такого поведения. Думаю, плюсов будет больше, а сама подобная тренировка обязательно поможет не только во время службы.

Третье. Очень нелегким испытанием для солдат оказывается наряд. Бывает, что в течение нескольких часов приходится стоять, не меняя положение тела: на посту, на охране объекта и т.д. Это трудно, поэтому требуется определенная предварительная тренировка. Помнится, однажды на учениях мне пришлось стоять трое суток на охране объекта. С одним из сослуживцев мы менялись через каждый час. Первые сутки дались относительно легко, но дальше становилось всё труднее и труднее. Я сдавал пост, уходил в сторону, расстилал шинель на полу и моментально отключался на пятьдесят минут. Вставал, умывался, стряхивал усталость и сонливость, не успевавшие далеко убежать за такой короткий срок, и менял своего напарника. Причем мы не знали наверняка, когда закончатся учения, хотя на третьи сутки в сознании смешались дни и ночи, минуты и секунды. На меня этот армейский эпизод произвел большое впечатление, и я до сих пор иногда вспоминаю свое состояние во время тех учений. Одним словом, я бы на месте ребят попробовал бы постоять неподвижно хотя бы час-другой. Для тренировки и для ознакомления с подобным видом нагрузки.

Четвертое. Следующий нелегкий вид воинской службы — строевая подготовка. Есть воинские подразделения, в которых солдаты никаким другим шагом, кроме строевого, не перемещаются. Бывшего, но по-настоящему военного человека из толпы взгляд выхватывает моментально — строевая подготовка прямую спину ставит словно технику в спорте. С сутулой спиной строевым шагом не пройти — вид не тот, да и не солидно. Строевая подготовка требует элементарной координации. Как и согласованность движений в беге с низкого старта: левая нога — правая рука, одновременно, в такт. И наоборот. Когда в школе разучиваем бег с низкого старта, то прежде всего тормозит это самое разучивание у очень многих именно неспособность скоординировать действия. Потому следующий совет: дома, около зеркала, просто необходимо потопать под собственный счет. Посмотреть за четкостью выполнения движений, чтобы и отмашка руки просматривалась, и осанка сохранялась соответствующая. И нужно выполнить это не раз и не два.

Пятое. Ну и, наконец, очень важная сторона службы в армии — физическая подготовка. Что это такое — физическая подготовка по-армейски? В детстве я пытался найти ответ на этот вопрос. Он возник сам собой — всё же я сын военного, всё детство провел в военных городках, среди офицеров и солдат, и любой военный человек казался мне человеком обязательно спортивным. Но в первый раз я задал такой вопрос своему деду, участнику войны. Тот вместо ответа взял меня с собой на работу в лес, на делянку. Мне, как самому младшему участнику бригады, пришлось рубить сучья, стаскивать в одну кучу вершинки деревьев и палить костер. Сучьев было много, я едва поспевал за четырьмя взрослыми мужчинами. Дед несколько раз подходил ко мне, проверяя мое состояние. Это было нужно, поскольку до этого мне не приходилось так помногу работать — без норм и временных рамок. Вечером после работы, когда я, едва сняв одежду, бухнулся в постель, дед подошел и усмехнулся как-то угрюмо: «Вот так и было все четыре года».

Второй раз я услышал ответ на подобный вопрос от Виктора, товарища по учебе в техникуме. Он начинал учиться с нашей группой, затем был призван в армию. Три месяца он писал нам письма, в которых рассказывал об учебке, находившейся где-то под Ферганой, о рукопашном бое, кроссах и боевых стрельбах. Мы завидовали ему. А потом Виктор замолчал, и в последующие месяцы службы от него не пришло ни одного письма. О том, что он попал в Афганистан, мы узнали потом, когда он вернулся (мы как раз заканчивали учебу в техникуме). Виктор смотрел на нас каким-то странным взглядом, иногда усмехался, так же, как когда-то мой дед, и ничего не рассказывал. Ходил на занятия, молчал, подолгу смотрел в окно на облака. Лишь однажды он ответил на мой вопрос. «Бегать надо, а еще — ползать. Так же как ходить. Там, в горах, бицепсы не помогают».

Значение его слов я понял месяца через три, когда умирал на марш-броске. Мы бежали эти шесть километров в полной выкладке, я тащил дополнительно чей-то карабин, стараясь отогнать подлую мысль: «Вот сейчас споткнусь, упаду и больше не смогу встать. И все мои мучения закончатся». Время от времени я бросал взгляд на бегущих рядом сослуживцев: «Ну ладно я... Я давно уже тренируюсь, всё время бегал кроссы, но мне всё равно тяжко, а каково им?»

После завершения марш-броска мы все долго приходили в себя. Кто-то стоял, качаясь, кто-то лежал без сил. А одного рвало. Он напился чаю и воды впрок, а потом рвало его этой водой, окрашенной в красный цвет.

Вот такой он, марш-бросок в полной выкладке. Нагрузка непривычная, при которой на четвертом или пятом километре уже не столь важно — больше ли в объеме бицепс у бегущего рядом сослуживца, выше он ростом или ниже... А ведь бойцу после такого марш-броска нужно и окоп вырыть, и стрельбу вести, и еще много чего сделать.

Потому-то я предлагаю парням для развития специальной выносливости следующее.

Кроссы. И не школьные кроссы бегать по слабопересеченной местности, а преодолевать суровые дистанции. Чтобы и спуски на этой дистанции были, и подъемы покруче, чтобы на пути встречались и песок, и вспаханное поле. И главное условие в преодолении подобных кроссов — бежать, не переходить на ходьбу. Потихоньку, но бежать. И если юноша сумеет «десятку» сначала осилить, а потом превратить ее в привычное дело, значит, сдал он норматив на отлично. Всё остальное он доберет, когда наденет военную форму. Только тренироваться нужно не раз от разу, а регулярно, хотя бы три раза в неделю. Вот тогда будет толк.

Силовые упражнения. Они нужны, только вряд ли для подготовки к службе подойдут упражнения с тяжестями — со штангой и гирями. Нужны упражнения с собственным весом. Предпочтение и здесь отдается не совсем стандартным снарядам. Да, подтягиваться и отжиматься на брусьях нужно, и об этих упражнениях журнал писал не один раз. Для необходимой бойцу неутомимости и опять же выносливости (на сей раз силовой) нужны рукоходы, шесты и длинные брусья.

Рукоходы часто можно увидеть на спортивных площадках — это своеобразная металлическая лесенка, укрепленная горизонтально. Вот и нужно на рукоходе тренироваться, осваивая передвижение прямо и боком к линии движения, на прямых и полусогнутых руках, прямым и обратным хватом. Причем есть смысл, не слезая с рукохода, проходить его вновь и вновь. Это упражнение очень полезно и тем ребятам, которые умеют хорошо подтягиваться, и тем, кто пока только осваивает перекладину. Рукоход способен в этом помочь.

То же скажу и о лазании по шесту. С помощью ног можно подняться на шест. Человеку, которому подтягивания даются плохо, шест поможет. И на брусьях нужно не только отжиматься, но и ходить на руках в упоре. Только осваивать это упражнение нужно постепенно, поначалу не торопиться. В воинских частях такие длинные тридцатиметровые брусья называют «дорогой жизни». Пожалуй, будешь так называть, если капелька оставшейся после боя силы спасет жизнь.

Среди призывников довольно много спортсменов-игровиков. Сколько раз я наблюдал такую картину — эти ребята мячом владеют виртуозно, в пространстве ориентируются, моментально оценивают ситуацию, координированы невероятно. Но в силовых упражнениях проигрывают, даже опасаются их, отстают. Избегают. И в будущем — отходят от спорта и физкультуры, ибо физкультура начинается всё же с гимнастики «для здоровья». Так вот, им, игровикам, такие упражнения на спортивных снарядах просто необходимы.

Вот, пожалуй, то, о чем я хотел сегодня сказать. Если что-то забыл, не беда, мы еще к этой теме вернемся, ведь служба — это мужское дело, а настоящими мужчинами Русь славилась всегда.

Владимир КОЧЕТКОВ, учитель географии и физкультуры, пос. Сурское, Ульяновская область

 

назад

© ФиС 2009 Наш адрес: Москва, 6-й Новоподмосковный переулок, д 3, тел 786-60-62