о журнале   публикации  книги контакты   подписка заказ!
Послесловие к дебюту
Прыгай, «кузнечик»!

Евгений Малков





Когда-то тут был сквер с монументом в честь 300-летия города. А еще раньше — памятник Сталину. Сейчас здесь спорткомплекс. Его фасад украшает плакат с изображением человека, благодаря которому к древнему, но скромному Бирску пришла широкая известность. Зовут его Данил Лысенко, ему 19 лет, он прыгает в высоту и на недавнем турнире «Русская зима» показал лучший результат сезона в мире.

Справедливости ради назову еще одного прыгуна, причастного к этому достижению, — Ивана Ухова. Оппонируя в столичном манеже ЦСКА олимпийскому чемпиону, Лысенко и забрался на 2.33. Разница в возрасте между ними — почти 11 лет. До «потолка» Ивана (2.42) ему еще далеко. По темпу же роста Данил опережает Ухова. В январе прошлого года он установил абсолютный рекорд России среди юниоров — 2.31, превысив достижения Ухова и для залов (2.29), и для открытых арен (2.30).

Между прочим, когда его спрашивают, кого из высотников он считает примером, достойным подражания, Данил называет Валерия Брумеля и того же Ухова. Первого — за мощный разбег, второго — за технику обработки планки. С Брумелем, понятно, время их развело. Иван же потряс, когда на его глазах (это было зимой 2014 года в Челябинске) взлетел на 2.41.

В свое время, рассказывая читателям «ФиС» о спортивных подвигах Ухова, я сравнил его с летающим танком. Имея в виду внушительные Ванины габариты и агрессивную прыжковую манеру. Так вот, Лысенко — полная ему противоположность. За легковесность и непринужденность его даже прозвали «бирским кузнечиком».

Прозвище приклеилось к Даниле с тех пор, как он начал выигрывать у себя на родине состязания, которые так и именуются — «Бирский кузнечик». Поскольку проводятся исключительно по прыжкам в высоту.

Легко представляю недоумение аудитории: откуда в башкирском райцентре взялся турнир такого формата и далеко не районного масштаба?

А суть в том, что есть в Бирске спортшкола «Юность» с отделением легкой атлетики, но нет условий, чтобы развивать ее в полном объеме и на приличном уровне. Когда тридцать с лишним лет назад Николай Ковальский, выпускник Волгоградского института физкультуры, начал здесь работать, он смекнул, что добиться чего-то путного в единственном на весь городок игровом зале позволит лишь узкая специализация. Для высоты не так уж много, в принципе, требуется: маты, стойки, пара десятков метров разбега... И желание, естественно. Точнее, нежелание ждать у моря погоды.

Идея не новая. Тем же путем когда-то пошел, к примеру, Виктор Лонский в провинциальном Бердичеве. Там даже зала не было, тренировались ребята в бывшем костеле Святой Варвары. В том самом, между прочим, где венчался Оноре де Бальзак. И вот там, разбегаясь между колонн, достигали новых высот ученики Лонского. Владимир Ситкин первым в СССР преодолел два метра, Рустам Ахметов первым взлетел на 2.20, а Валерий Скворцов выиграл два чемпионата Европы.

Пример Лонского наверняка заразил и моего тренера, Владимира Долгина. Вспоминаю, как азартно сражались мы с планкой в тесном зальчике, плюхаясь на жесткие, пропыленные и пропитанные потом, маты. Уже потом, когда подросли первые мастера, он начал строить полноценную школу. В буквальном смысле: со своим стадионом, манежем и прыжковым залом. И добился цели — школа вышла в победители всесоюзного конкурса. И всё это, замечу, происходило в Тирасполе. Еще до того, как тот стал столицей Приднестровья. Не зависимого ни от чего, включая спорт. А жаль...

Вернемся, однако, в Бирск. Фирменный турнир стартовал здесь почти 20 лет назад. И превратился из республиканского чуть ли не во всероссийский, привлекающий мастеров высокого полета. Нынешний рекорд «Бирского кузнечика» (2.30) принадлежит Сергею Мудрову, экс-чемпиону Европы из Кинешмы. А до него рекордсменом был Марат Ракипов, победитель юношеского первенства Европы. Его воспитал Алексей Шалопин, вместе с Ковальским закладывавший фундамент местной кузницы прыжковых талантов. Которая со временем пополнилась семейными кадрами. Спортшколу «Юность» возглавила Любовь Шалопина, супруга старшего тренера отделения легкой атлетики, а Артем Ковальский, пройдя обкатку под присмотром отца, уже сам стал авторитетом.

Прыгать Данила начал еще в детском саду. Там физкультуре ребят учила тренер спортшколы. Она отобрала самых шустрых и стала приобщать их к высоте. А в третьем классе на парнишку, ростом опережавшего сверстников, обратил внимание Ковальский. И правильно, как показали дальнейшие события, сделал. Сейчас Лысенко вымахал до 194 сантиметров. На 20 сантиметров выше родителей. К слову, его отец, работающий инкассатором, и мама, продавец в магазине, о спорте прежде не имели ни малейшего понятия. Постепенно, благодаря успехам сына, разобрались, что к чему.

В родной спортшколе ему было за кем тянуться. Усман Усманов, тоже подопечный Ковальского-старшего, в 2010 году выиграл юношеское первенство России, а год спустя стал серебряным призером первенства мира во французском Лилле. Там он взлетел на 2.13. Данил, на два года моложе, через год выиграл «Бирского кузнечика», преодолев 2.10. Лысенко рос, попутно обновляя национальные рекорды для разных возрастов. Николай Михайлович, вдохновленный прытью ученика, привез из Америки сувенир с намеком — статуэтку длинноногого кузнечика, напоминающего сверчка из «Золотого ключика», и пристроил его на рабочем столе.

Свою главную пока международную победу Данил одержал в августе 2014 года, на юношеской Олимпиаде в китайском Нанкине (2.20), за явным преимуществом. По дороге туда, на отборочном турнире в Баку, довел личный рекорд до 2.24. Причем сделал это в адскую жару. А на чемпионате мира среди юниоров в Юджине (США), где соперники были гораздо старше, хоть и остался шестым (2.22), но с отрывом всего в 2 сантиметра от победителя.

Под занавес того года Лысенко снова взлетел на 2.24. Случилось это в Кинешме, под крышей спортшколы, носящей имя олимпийского чемпиона Сергея Клюгина, на турнире с говорящим названием «Покорение Эвереста». Что самое пикантное, «кузнечик» на сантиметр улучшил юношеский рекорд России, принадлежавший целых 23 года именно Клюгину.

Сезон-2015 стал для Данила полосой турбулентности. На командном чемпионате страны в Сочи он прыгнул на 2.22, уступив третье место по попыткам чемпиону Европы 2010 года Александру Шустову. Но выше подняться не смог. А чемпионат Европы среди юниоров в шведском Эскильстуне и вовсе провалил (2.17, пятое место).

Осенью Данилу призвали в армию, определили в спортроту ЦСКА. А службу он стал проходить под началом человека хоть и штатского, но достойного — по обилию заслуг перед отечественным спортом — маршальского жезла. Имею в виду Евгения Загорулько, который еще после Олимпиады в Лондоне и своего 70-летия объявил, что уходит на заслуженный отдых, но до сих пор не может угомониться.

Они неплохо сработались. Тем более что Загорулько легко нашел общий язык с Ковальским. Тот согласился, что технике Лысенко не помешают коррективы. Изменения коснулись главным образом разбега. И результаты, как говорится, не заставили себя ждать. Новый год он начал с прыжка на 2.27 в Екатеринбурге. Вскоре в Челябинске преодолел 2.28, выполнив норматив мастера спорта международного класса. А вернувшись в столицу, выиграл «Кубок Москвы по прыжкам в высоту под музыку» (2.31). После чего на тренировке в Новогорске взлетел на 2.35.

И дело не в одной технике. Консультации мэтра, как уверял Данил, пошли на пользу и его поведению в секторе, научили сдерживать, когда надо, эмоции, рационально расходовать энергию. В общем, мудрость Загорулько пришлась, как та ложка к обеду, к самому времени его мужания, становления характера бойца. В чем титулованным соперникам пришлось убедиться на майском турнире в Сочи. Там Лысенко ничем не напоминал прошлогоднего робкого дебютанта и впервые оставил позади даже великого Ивана Ухова.

На Олимпиаде в Рио Россию должны были представлять трое — Ухов, победитель зимнего чемпионата Европы 2015 года хабаровчанин Даниил Цыплаков и его почти тезка из Бирска. Иллюзий по поводу своих шансов Данил не строил, но и роль статиста его тоже не прельщала: дескать, чем черт не шутит.

Однако по известным причинам олимпийский дебют не состоялся. Да и весь остаток прошлого года пошел насмарку. После вынужденной паузы поехал в октябре на сбор в Сочи, травмировал колено и пару месяцев восстанавливался. После чего техника настолько разладилась, что с трудом одолел 2.15. И лишь после Нового года, который встречал дома, дело пошло на лад.

На «Русской зиме» Лысенко удивил прежде всего себя самого. «Ощущения нереальные! О личном рекорде и не думал. Даже шиповки второпях взял старые, не те, в которых собирался прыгать». Делясь впечатлениями, он не забывал, однако, подчеркивать, что старался не импровизировать, а четко следовать указаниям Евгения Загорулько.

В свою очередь, Евгений Петрович на мою просьбу дать характеристику Даниле отреагировал прямо противоположно, не преувеличивая своей роли:

— Феноменально талантливый парень! Я таких давно не встречал. По степени одаренности от природы его можно поставить рядом разве что с Владимиром Ященко. Конечно, они по-своему оригинальны, представляют разные эпохи, даже прыгают разными стилями. Однако близки физическими данными и способностью мобилизоваться. Я потому и взял Лысенко под свой контроль, что понял: это необработанный алмаз, который можно и нужно превратить в бриллиант...

«Огранкой», замечу, Загорулько занимается уже с полвека, так что глаз его вполне наметан. А также добавлю, если кто не в курсе, что Ященко еще тридцать девять лет назад поднял планку мирового рекорда на 2.35. Причем был он последним, кто смог это сделать, прыгая «перекидным», под мощным натиском адептов «флопа».

— А как высоко способен подняться Лысенко? — спрашиваю Загорулько.

— Мы с Николаем Ковальским события не форсируем. Думаю, уже этим летом Данил может прыгнуть на 2.40. Если потребуется. На зиму мы поставили перед ним план — 2.31. Он его даже перевыполнил. Должен был выиграть чемпионат России, но незадолго до старта сильно отравился. Надеюсь, таких неприятностей больше не будет. Что меня еще в нем привлекает, так это отсутствие рефлексий, умение уходить в себя, не растрачивая нервную энергию. Немаловажно также, что он освоил режим и объем работы, которую должен выполнять член сборной страны. Признаюсь, пришлось доходчиво объяснить, в чем разница между физкультурой, которой он занимался раньше, и профессиональным спортом. А куда тот его заведет, одному Богу известно.

— Отсутствие международных стартов может серьезно затормозить прогресс?

— Не думаю. У него и дома хватает сильных конкурентов. А санкции не вечны. И чем больше достойных результатов будут показывать наши легкоатлеты, тем раньше их отменят. Нам остается одно — работать с молодежью, готовиться к токийской Олимпиаде. Уверен, к тому времени всё встанет на свое место...

Евгений МАЛКОВ

 

назад

© ФиС 2009 Наш адрес: Москва, 6-й Новоподмосковный переулок, д 3, тел 786-60-62