о журнале   публикации  книги контакты   подписка заказ!
Последняя надежда

Григорий Ощенко





Актуальные заметки
В редакционном портфеле обнаружилась интересная и, как нам кажется, животрепещущая статья нашего друга и многолетнего автора Григория Николаевича Ощенко, агронома и журналиста из Поронайска, Сахалинской области, которую мы не успели опубликовать при его жизни. Делаем это сегодня.



Последняя надежда
Нам угрожают полчища патогенных микроорганизмов. Они невидимы и коварны. Сейчас в клиниках и больницах трудно полностью излечиться от какой-либо болезни, более того, в этих лечебных учреждениях очень часто больные дополнительно «награждаются» другими серьезными заболеваниями.

В областной больнице мне лечили аллергию, а попутно заразили гриппом в тяжелой форме и кашлем, из-за которого ночами я ходил по коридору, боясь разбудить соседей по палате. А в городской поликлинике при прохождении медосмотра в кабинете отоларинголога мне занесли в нос какую-то инфекцию: медсестра тыкала в ноздри пластмассовые трубки, резиновые трубки с которых то и дело срывались, но медсестра всё равно продолжала свои манипуляции. После этого из носа начала безостановочно литься жидкость, выделяться слизь. За всю мою жизнь ничего подобного у меня никогда не было. И подобных примеров могу привести немало. Говорят: «Плохой врач», «Не помогают никакие лекарства». А давайте-ка заглянем поглубже в суть всех этих разговоров и примеров.

В книге «Целебные травы. Лечение без антибиотиков» («Мой мир», М., 2007, перевод с немецкого) Стефан Харрод Бунер пишет: «Я заболел, и современные лекарства мне не помогли. Я был потрясен...» У него была ушная инфекция, устойчивая к антибиотикам.

«Мой врач, — пишет далее Стефан Бунер, — напрасно терял время на различные курсы антибиотических препаратов, пробуя одно лекарство за другим без какого-либо положительного результата. Мы не подозревали, что наши действия убивали полезные микроорганизмы в моем теле, оставляя открытый путь для ускоренного размножения устойчивых к антибиотикам штаммов. Когда стало понятно, что официальная медицина помочь мне не может, я обратился за помощью к целебным травам. И, как они часто делают, растительные лекарственные препараты сработали».

Причину полного бессилия и врачей, и лекарств в лечении болезней объясняет в предисловии к этой книге доктор Дж. Дюк: «Поскольку микроорганизмы способны размножаться каждые 20 минут, вместо 20 лет репродуктивного периода человека, то неудивительно, что микробы развивают устойчивость к новым химическим средствам так же быстро, как мы их разрабатываем.

Быстро воспроизводящимся видам вирусов и бактерий легко перехитрить простые соединения, научившись разрушать их или даже использовать в собственном метаболизме, но не так-то просто обмануть сложные соединения, входящие в состав лекарственных растений. Ученые признают этот факт и разрабатывают более сложные вещества, например, для лечения СПИДа или для химиотерапии при онкозаболеваниях».

Далее Дж. Дюк говорит о взаимном усилении действия (синергизме) нескольких компонентов трав и растительных сборов, что служит их более сильному и устойчивому действию при применении в лечебных целях: «Научное сообщество будет вынуждено принять во внимание замечательные синергические взаимодействия, появившиеся в процессе эволюции в дикорастущих растениях. Для нас это большой подарок природы — естественный синергизм между полезными, защитными соединениями у различных видов растений (с антибактериальными, противогрибковыми, антивирусными, инсектицидными свойствами). Полихимический синергический состав, концентрирующий в себе всю силу трав, является для нас последней надеждой в борьбе с устойчивыми к лекарствам бактериями».

Стефан Бунер пишет: «Многие травы, обладающие сильными антибактериальными свойствами, по многочисленным источникам, равносильны или даже превосходят по силе антибиотики.

Исследования в области использования лекарственных трав вместо антибиотиков являются очень перспективными, потому что растения имеют значительно более сложный химический состав, чем антибиотики. Например, в чесноке содержится по меньшей мере 33 серосодержащих соединения, 17 аминокислот и множество других веществ. Фармацевты, напротив, преимущественно работают с одним компонентом... Фармацевтические антибиотики фактически являются простыми веществами, а не комплексными соединениями, поэтому бактериям легче разгадать, как сопротивляться их действию. Но травы, подобно чесноку, имеют очень сложный химический состав. Например, тысячелистник включает в себя около 120 различных по химическому составу соединений.

Когда человек лечится тысячелистником, то, по сути, в его организм поступает около 120 различных лекарств, и все они продолжают находиться в значительном эволюционном равновесии друг с другом... Возможно, в будущем ученые начнут непроизвольно имитировать растительные препараты... Однако путь синтеза комплексных растительных препаратов достаточно сложный, и простейшего копирования их недостаточно, бактерии это выявляют и развивают устойчивость к комбинированным препаратам».

Многие врачи уже хорошо изучили сложившуюся ситуацию и применяют для лечения пациентов целый ряд лекарственных растений, в первую очередь растения-антибиотики.

Стефан Бунер называет и подробно описывает 15 основных растительных антибиотиков. Это акация, алоэ, криптолепсис, эхинацея, эвкалипт, чеснок, имбирь, гидрастис, грейпфрут, мед, можжевельник, солодка, шалфей, уснея, полынь.

Авторы книги «Почему растения лечат» («Наука», М., 1990) М. Яковлева, А. Рабинович, С. Пономарева, Г. Бузулук, С. Соколова в разделе «Растения, оказывающие антибактериальное и противовирусное действие» подробно описывают следующие растения: копеечник альпийский, кубышка желтая, ламинария японская, леспедеца копеечниковая, лук победный, лук репчатый, маклея сердцевидная, календула (ноготки лекарственные), пихта сибирская, хлопчатник обыкновенный, чеснок, эвкалипт пепельный, эвкалипт шаровидный, эвкалипт прутовидный.

Большое внимание Стефан Бунер уделяет основным местам бурного распространения патогенных микроорганизмов, в частности больницам. И именно это распространение сводит на нет работу врачей и лечебное действие антибиотиков и синтетических лекарственных препаратов.

«Чрезмерное применение антибиотиков в больницах, — пишет Стефан Бунер, — наносит самый страшный вред; там большинство бактерий становятся устойчивыми к лекарствам и заражают основную часть населения...

В больницах устойчивые бактерии, такие, как энтерококкус, псевдомонас, стафилококк и клебсиелла, имеют возможность во время хирургических процедур заражать раны и кровь (бактериемия).

Некоторые бактерии, такие, как хаемофилус, псевдомонас, стафилококк, клебсиелла и стрептококк, вызывают тяжелую, часто неизлечимую пневмонию (особенно у пожилых пациентов в больницах или в домах престарелых).

Хаемофилус и стрептококк также вызывают серьезные ушные инфекции (часто в центрах ухода за детьми), иногда переходящие в менингит.

Псевдомонас и клебсиелла являются причинами серьезных инфекций мочеполовой системы, особенно в больницах у пациентов и медсестер, которые потом распространяют инфекцию дальше».

Увеличение количества патогенных микроорганизмов активно происходит в мире и за счет применения антибиотиков в животноводстве и птицеводстве — как для лечения, так и для корма животных и птиц.

«Тысячи тонн, фактически половина всех антибиотиков, используемых в США, — пишет Стефан Бунер, — потребляют сельскохозяйственные животные в качестве неотъемлемой части своего пищевого рациона.

Как всегда, бактерии начали приспосабливаться, причем сделали это очень быстро. Три из них исключительно опасны, вызывая у людей тяжелые заболевания: это кишечная палочка Е. coli, размножающаяся в говядине, сальмонелла — в куриных яйцах и кампилобактер — в курином мясе... Стюарт Леви (американский профессор, специалист в области молекулярной биологии из Медицинской школы при университете Тафтса, мировой авторитет в сфере медицины. — Ред.) заметил, что некоторые аналитики предупреждали о возможности сценария, в котором инфекционные антибиотикоустойчивые бактерии истребят всю человеческую популяцию.

Фактически перед нами стоит очень серьезная проблема. Мы создаем бактерии, более сильные и опасные, чем любые известные ранее. О том, как они повлияют на экосистему и человеческую популяцию, можно только догадываться. Несомненно одно — эра антибиотиков закончилась. Уровень и темп эволюции настолько высоки и стремительны, что новые антибиотики (которые мы постоянно совершенствуем) вызывают устойчивость за несколько лет, вместо десятилетий, как это было ранее. Такое будущее пугает».

И далее в главе «Что мы можем сделать» Стефан Бунер пишет: «Если употребление антибиотиков резко сократить, если они не будут использоваться в сельском хозяйстве, если они будут применяться только в медицинских учреждениях, когда в них есть необходимость, если их основное использование будет строго ограничено случаями, где есть угроза жизни или вероятность потери трудоспособности, то только при этих условиях можно использовать антибиотики и поверить в то, что они могут быть полезны.

Очень важно сохранять здоровье иммунной системы».

Итак, нет плохих врачей и нет неэффективных лекарственных средств. Есть полчища невидимых, жестоких и коварных врагов человека — болезнетворных микроорганизмов (бактерий и вирусов), стремящихся к полной победе над человеком. И пока что этим полчищам удается захватывать всё новые и новые позиции.

Что же будет дальше? По-видимому, всё же выручат нас наши давние и верные зеленые друзья — наиболее сильные лекарственные растения — естественные природные антибиотики. Они многие тысячелетия спасали человечество от самых страшных моров и эпидемий, спасут и сейчас.

Григорий ОЩЕНКО

 

назад

© ФиС 2009 Наш адрес: Москва, 6-й Новоподмосковный переулок, д 3, тел 786-60-62