о журнале   публикации  книги контакты   подписка заказ!
Феномен человека
Защитник Мирового океана

Борис Титов





В ледяные воды Антарктики и Арктики этот 47-летний британец нырял в одних плавках. В его активе есть рекордные заплывы через пролив Ла-Манш и высокогорное озеро из талой воды гималайских ледников. Он — посол океанов при ООН и специалист по морскому праву. Нынешним летом Люьис Пью планирует совершить заплыв в озере Байкал. О том, зачем ему нужны рекорды, самый знаменитый в мире пловец-экстремал рассказал нашему журналу.



— Плавая в ледяной воде без гидрокостюма, что вы хотите доказать себе и людям?

— Мне не нужно никому ничего доказывать. Своими действиями я призываю мировых лидеров выступить в защиту уникального природного мира Арктики и Антарктики, быть решительными и не бояться принимать сложные решения. А если я прошу об этом других людей, то обязан показать, что и сам способен на подобное. Плавание в безопасном гидрокостюме — совсем другая степень риска, нежели погружение в ледяную воду без снаряжения.



— Насколько я знаю, плавать вы научились только в 17 лет.

— Не совсем так. Моя семья переехала из Великобритании в ЮАР, когда мне исполнилось 10 лет. Я вырос в маленьком городке в жаркой части страны, вдалеке от моря. Мой папа построил в саду нашего дома маленький бассейн. И каждый день я бежал из школы, чтобы в нем искупаться. В бассейне я проводил долгие часы. Плавал от одного края к другому — под водой, на спине, стоял на руках с погруженной в воду головой, стараясь задержать дыхание на максимально возможное время. Можно сказать, я вырос с огромной любовью к воде. И мне в ней было хорошо. Но первый настоящий урок плавания у профессионального тренера я действительно взял в 17 лет.

— Помните свой первый рекорд?

— Как раз в это время мы переехали из своего маленького городка в Кейптаун. В этом мегаполисе, наверное, самые красивые пляжи в мире. Моя школа была рядом с одним из них. После уроков мы с друзьями бежали на пляж и плавали в океане. Вода была из Антарктики, ее прохлада нас освежала. А напротив школы был остров Роббен — место, где содержались будущий президент ЮАР Нельсон Мандела и другие политические заключенные. Однажды я решил доплыть до этого острова и записался к лучшему учителю плавания в Кейптауне. И через месяц занятий проплыл семь километров от школы до острова. Я был настолько неопытен, что еле-еле смог преодолеть это расстояние. Никогда не забуду долгожданного ощущения песка под ногами! Я был полностью истощен физически, но неимоверно счастлив, что справился с задачей.

— Это был одиночный заплыв или со страховкой?



— Меня страховали с лодки. Вода была довольно прохладная, и я не был уверен, что смогу достичь цели. Иногда ветер в океане может быть очень сильным. Не говоря уже о больших белых акулах, которыми знаменит Кейптаун.

— В мире есть еще одна печально известная тюрьма — на острове Алькатрас в США. Вода в заливе Сан-Франциско холодная и кишит акулами. Поэтому за всю историю существования темницы из нее был всего один успешный побег вплавь. Могли бы вы рискнуть и проплыть там ради привлечения внимания мировых СМИ к экологическим проблемам калифорнийских вод?

— Акулы критичны для морской экосистемы. Удалите основных хищников из природы, и экосистемы не станет. Но, к сожалению, люди ежегодно убивают около 100 миллионов особей для приготовления акульего супа. Ежедневно уничтожают около 270 тысяч акул! Это ставит всю нашу планету под экологическую угрозу. Так что, да, ради спасения акул я готов плавать где угодно, чтобы человечество задумалось над своими действиями.

— А какой из рекордных заплывов запомнился вам больше всего? И какой был самый опасный?


— Самый опасный заплыв состоялся в 2015 году в антарктическом море Росса. Температура воды была минус 1,7 градусов, вокруг — ледяная крошка, температура воздуха — минус 37 градусов по Цельсию. Никогда не испытывал ничего подобного и точно никогда не захочу повторно пройти через это. А самый запоминающийся — первый заплыв на горе Эверест. Я плавал там в недавно сформировавшемся озере, чтобы привлечь внимание к таянию ледников в Гималаях и к тому, к каким последствиям на нашей планете может привести нехватка питьевой воды. Это настоящая бомба замедленного действия.

— Льюис, насколько большим был резонанс в мире после вашего заплыва в море Росса? Удалось ли привлечь внимание к проблемам животного мира Антарктики и собрать подписи глав государств, входящих в антарктический альянс?

— Мой заплыв привел к повышенному вниманию общественности к этому региону. Кроме специалистов, практически никто в мире не слышал о море Росса в Антарктике до этого события. Вместе со мной к защите его экосистемы подключились мировые СМИ. После заплыва я в течение двух лет летал между 24 странами, встречаясь с руководством государств, подписавших в 1959 году антарктическое соглашение, убеждая их проявить решительность и защитить этот последний нетронутый деятельностью человека уголок дикой природы океанов. В октябре 2016 года эти 24 страны и Европейское экономическое сообщество единогласно приняли решение о создании заповедника в море Росса. Сейчас это крупнейший морской заповедник в мире размером, который суммарно превышает площадь Великобритании, Франции, Германии и Италии.

— В таких резонансных предприятиях не обойтись без материальной и физической поддержки. Кто вам помогает?



— Действительно, каждый большой заплыв требует нескольких месяцев подготовки. У меня есть команда, составленная из людей, готовых на решительные действия, но при этом очень осмотрительных. Нужно четко осознавать кто ты и что ты, отправляясь в эти экспедиции. Что касается финансовой составляющей... Сегодня единственный способ отправиться в Антарктику — организовать экспедицию на корабле океанского класса. Так что, да, это очень затратно. Мне повезло, что мои спонсоры — компания Speedo, Национальное географическое общество Великобритании, туристская компания &Beyond (ЮАР) и компания Seacom — всегда меня поддерживают.

— Как технически проходит сама гонка? Смазываете ли тело защитным кремом от возможного обморожения? А после заплыва не принимаете ли внутрь что-нибудь согревающее, например, чай с ромом?

— Нужно быть максимально сосредоточенным перед заплывами в арктических или антарктических водах. В этот момент я нахожусь как бы вне времени: между прошлым, настоящим и будущим, вспоминаю все свои самые сложные заплывы. Говорю себе, что у меня есть всё, чтобы сделать новый заплыв успешным. Затем фокусируюсь на текущих действиях, чтобы каждый гребок был идеальным. Потом устремляюсь мыслями в будущее. Я здесь, в этих водах, чтобы защитить их. Когда цель в жизни верна, ты понимаешь, что способен на всё. Затем — прыжок в воду. А после него единственная мысль — о горячей ванне. После заплыва в антарктическом море Росса я отогревался полтора часа. И ни капли спиртного!

— Какой безумный поступок вы способны совершить, чтобы защитить природу?

— Я посвятил всю свою жизнь, без остатка, решению проблемы защиты океанов. Мне сейчас 47 лет, и я планирую плавать в Арктике и Антарктике, даже когда мне исполнится 80, по-прежнему выступая защитником этих уникальных природных мест нашей планеты.

— Одним из самых ярких защитников Мирового океана в истории считается Жак-Ив Кусто. Вы чему-то учились у легендарного аквалангиста и исследователя морских глубин?

— К сожалению, мы никогда не встречались. Кусто смог показать, как прекрасны наши океаны и их обитатели. Он показал то, что большинство людей на нашей планете сами никогда не смогут увидеть. Без него многие так бы и не узнали, как прекрасен внутренний мир океанов. И этим он объяснил, почему мы должны защищать их.

— Правда ли, что в ваших ближайших планах — заплыв в озере Байкал?

— Озеро Байкал — абсолютно уникальная экосистема. Ее защита критична не только для России, но и для всего мира. Поэтому мне бы очень хотелось сделать большой заплыв в Байкале и привлечь к нему внимание всего мирового сообщества.

— В Москву вас пригласил знаменитый хоккеист Вячеслав Фетисов?

— Да. Дружба со Славой для меня бесценна. Он потрясающий человек и неиссякаемый источник вдохновения.

— Чем вас привлекает Россия? Природа нашей страны, люди?

— Для меня ответ очевиден — конечно, люди. В силу своего образа жизни мне приходится очень много путешествовать и бывать в уникальных уголках этого мира, но Россия стоит на особом месте. Нигде в мире ко мне не относились с такой душевной теплотой, с такой отзывчивостью.

— Какие еще рекорды планируете установить?

— Это, скорее, не рекорд, а цель жизни. Моря, омывающие Антарктиду, находятся под угрозой чрезмерного вылова рыбы и изменения климата. Поэтому моей основной задачей является создание ряда морских заповедников в тех районах, которым требуется немедленная защита.

— В 1820 году корабли России и Великобритании почти одновременно достигли антарктических берегов, но у русских капитанов Беллинсгаузена и Лазарева это получилось на несколько дней раньше. Будете как-то особенно отмечать 200-летие открытия Антарктиды?

— Моя цель — к 2020 году, к 200-летней годовщине открытия Антарктиды русским адмиралом Фаддеем Беллинсгаузеном, создать систему из семи морских заповедников вокруг Антарктиды. Общая охраняемая территория океана превысит площадь Австралии. И это самый амбициозный план по защите наших океанов за всю историю человечества.

— В России есть клубы любителей зимнего плавания. Между вами и этими пловцами есть что-то общее? В чем самое большое различие?

— Конечно, я лично знаком с несколькими русскими пловцами. Обожаю соревноваться с ними, они одни из лучших в мире. Но моя заплывы в Арктике и Антарктике — это не соревнование, это моя просьба к миру обратить внимание на здоровье наших океанов. Они очень сильно страдают из-за чрезмерного лова рыбы и глобального изменения климата. Я плаваю, чтобы защитить их. Мои заплывы привлекают повышенное внимание мировой общественности к этим уникальным уголкам дикой природы. Если вы плывете в ледяных водах Арктики или Антарктики, представители мировых СМИ хотят быть рядом.

— Если в России у вас появятся последователи, то какой бесплатный, но ценный совет вы готовы им дать?

— Значительная часть моей жизни уходит на общение с мировыми лидерами на тему защиты уникальных уголков нашей планеты. И главное умение здесь — слушать и слышать. Никогда нельзя превращать переговоры в поле боя. Это, скорее, исследование и понимание. Это земля обетованная, которую нам необходимо отыскать. И мой совет тем, кто хочет пойти по моим стопам, — учитесь слушать и понимать.

Борис ТИТОВ

Фото из архива Льюиса Пью

 

назад

© ФиС 2009 Наш адрес: Москва, 6-й Новоподмосковный переулок, д 3, тел 786-60-62